АВТО
БЫТОВАЯ ЭЛЕКТРОНИКА
НЕДВИЖИМОСТЬ
РАБОТА
УСЛУГИ

Банкир Лев Гурков об успешном бизнесе, капитале и уважении

Текст: Милана Гульчук, фото: Николай Бобков.

Лев Моисеевич Гурков — настоящая легенда Коврова. К мнению Гуркова прислушиваются и простые ковровчане, и члены Совета директоров. Во времена кризисов он спасал крупнейшие ковровские предприятия от краха. Главной ценностью в жизни считает дружбу. Патриот, знаток российской истории. По городу ходит пешком, любит готовить уху.



Интервью со Львом Моисеевичем Гурковым было опубликовано в журнале АйКовров в феврале 2014 года. Но на нашем сайте Гуркова еще не было. Учитывая недавнее образование в Коврове Совета почетных граждан, в который вошел и Лев Моисеевич, мы решили выложить интервью на сайт, дополнив его не вошедшими в журнальную версию подробностями. 



"Считаю,  что бизнес может быть успешным лишь в том случаеесли он помогает развитию страны"


Заслуженный работник МИнБ, орденоносец, почетный гражданин Коврова, заслуженный экономист РФ. Имя Гуркова вошло в «Золотой Фонд» банковской системы. Абсолютный рекордсмен по стажу работы руководителем учреждений банков — почти 50 лет Гурков руководил банковскими учреждениями Государственного Банка, Промстройбанка, МИнБа. Сегодня Гурков — Советник Президента МИнБа. 31 год Лев Моисеевич проработал в составе городского Совета директоров, трижды избирался в состав Совета директоров ЗиДа.

«Совет директоров Коврова... В годы безвластья и разрухи это была единственная реальная сила, он пользовался огромным авторитетом», - убежден Гурков. Несмотря на впечатляющий список заслуг Льва Гуркова, он остается очень простым в общении человеком. На первую встречу в редакции АйКовров Лев Моисеевич пришел пешком. Идеально начищенные ботинки, скромная сорочка в мелкую клетку. Глубокий низкий голос, галантные манеры, тщательно взвешенная речь. Сложно говорить о человеке масштаба Гуркова и не впасть в патетику. Могу лишь сказать, что более интеллигентного собеседника в Коврове я не встречала. 

- Лев Моисеевич, почему вы ходите по городу пешком?
Сегодня — потому что не успел «переобуться». А в целом, когда ходишь по городу пешком, лучше видишь, что в нем действительно происходит. Да и разминка хорошая.

- В родном банке часто бываете?
Да. Несмотря на то, что последние 5 лет нахожусь на заслуженном отдыхе, продолжаю считать себя действующим сотрудником МИнБа. К слову, последние 10 лет работы были самым трудным, но самым интересным и плодотворным временем. 1998 год. В стране кризис, дефолт. МИнБ в тяжелейшем положении, безнадежно просрочены долги, убытки... И в этой обстановке Ковров захотел купить помещение под новыую операционную кассу. Региональное управление отказало. Я решил ехать к Президенту банка Абубакару Алазовичу Арсамакову. Мягко говоря, не советовали — не до твоей мелочевки ему, он сейчас серьезные завалы разгребает. И не примет. Но принял, расспросил, поддержал, дал разрешение. В эту встречу Президент рассказал о планах на будущее — о создании по всей России новых региональных управлений и сберкасс, о внедрении новейших информационных технологий. 

Кстати, в свое время Ковров был «пионером» создания разветвленной сети операционных касс. Даже во время кризиса 90-х филиал в Коврове обеспечивал полное погашение кредитов и приносил высокую прибыль. Позже Арсамаков не раз приезжал к нам на ЗиД, бывал в цехах, сам все осматривал, вникал в детали. Он настоящий государственник. Ковровчане помнят, как в 2000-х годах над градообразующим предприятием — заводом им. Дегтярева — нависла серьезная угроза. Тогда благодаря оперативным экстренным и энергичным мерам Арсамакова удалось спасти важнейшее для страны производство», - рассказывает Гурков. 

 - Расскажите, пожалуйста, как складывалась ваша карьера.
- В 1957 году закончил Саратовский Экономический институт. По распределению попал во Владимир, оттуда - в Вязники. За мной, молодым кредитным инспектором, закрепили артель промысловой кооперации. В 26 лет стал управляющим Гороховецким отделением Госбанка СССР. Через 4 года был назначен управляющим Ковровского отделения Госбанка (впоследствии — МИнБа). В этой должности проработал до 2008 года. Первое массовое мероприятие, на которое я попал в Коврове — мотокросс. Было похоже на Первомайскую демострацию (улыбается).

 - Лев Моисеевич, как Вы считаете, зачем в одном сравнительно небольшом городе, как Ковров, столько отделений разных банков? 
Сегодня в городе представлено больше 30 банков. Думаю, через 5 лет останется раз в шесть меньше. С банками всегда надо быть осторожным. Да, конкуренция нужна. Но надо лучше работать и не зазнаваться. Раньше мы были единственными в городе, и я считал, что конкурентов нам нет. Конкуренты появились позже. Хотя я уверен, что «взаправдашний» банк в Коврове сегодня только один, пусть на меня не обижаются. 

- А что, по Вашему мнению, представляет из себя «взаправдашний» банк? 
Настоящий банк — тот, где руководитель наделен пусть минимальными, но полномочиями, пусть не de juro, но de facto. Как у самостоятельного подразделения филиала. Во многом важен факт преемственности. Таким образом передаются традиции, а именно высочайшая степень дисциплины. Я всегда лично отбирал своих сотрудников, каждую и каждого. 

 - Когда еще не было конкуренции, что мотивировало на хорошую работу? 
- Без ложной скромности скажу, что в то время мы думали о том, как отдать больше, а не о вознаграждении. Так люди были воспитаны. Нас воспитывали патриотами и учили, как сделать, а не как не сделать. И при этом не спрашивать, что нам за это будет. 



На протяжении многих лет мы даже Новый год встречали в банке. Объемы работ каждый год росли, а техника у нас была — конторские счеты. Работали, чуть ли не как при царе-батюшке. Потом уже пришли новые технологии, мы могли позволить себе приобретать в том числе и заграничную технику. 

Я застал то время, когда инкассировать ездили на лошадях. На лошадке, понимаете? Это сейчас — бронежилеты, автоматы... Раньше оружие было — наган. До 300 точек мы инкассировали одним заездом. Ездили в Промторг, Пищеторг, трест столовых, в несколько сельпо. Нападения на инкассаторов были редкостью. 

Одно время старшим инкассатором у нас работал Василий Большаков. У него было 3 солдатских медали за отвагу. Как-то раз на него напали. Он не растерялся и убил наповал. А однажды не успел сдать выручку. Его арестовали, повели на допрос... А вообще, он был с юмором. Жил в Слободке, имел корову, быка (сейчас там не осталось ни выпаса, ничего). Летом в 4 утра уже работал. Любил выпить, конечно. А нельзя было, ведь имел дело с оружием, боеприпасами. Но я к нему относился с пониманием. В банке работало много людей, прошедших войну, активных участников боевых действий, у которых даже среднего образования не было. Но работали на совесть. 

Сейчас к Советскому периоду многие относятся без уважения. Самое страшное, когда наши шуты пародируют Ленина, это кощунство. Пародировали бы Ленина, пока он был жив. Или Сталина. Это недопустимо. Нельзя плевать на свою историю. Я не защищаю Америку, но у них есть, чему поучиться. Они чтут свою историю. У них были разные президенты, но ни об одном сейчас плохо не говорят. Они не говорят, как мы, «бывший президент Ельцин», они говорят просто «президент Рузвельт». Но как они критикуют действующего президента! 

А вы знаете, что при царе Николае II самой стабильной валютой в мире был рубль? За время его правления Россия достигла наивысшего расцвета в промышленности, торговле. А предприниматели! Морозов, Треумов! Впрочем, сегодня в Коврове есть умные молодые ребята, которых я могу поставить в один ряд с ними. 



То, что мы заслужили, то и получаем. Боженька дал России все: самых умных людей, самую плодородную землю, самые богатые недра. Остальное — все производное. 

Но мы не могли этим воспользоваться. России достались великие правители, высочайше образованные, истинно верующие. Если бы не убили Александра II и приняли Конституцию (а она была готова, причем самая совершенная в мире) — мы были бы ведущей державой. 

Недавно я перечитал две книги, и перечитал с удовольствием: это Библия для детей и книга о Карле Марксе. Карла Маркса сейчас изучают в США, Германии, Англии, причем, на гораздо более высоком уровне, чем в Советское время. А вы знали, что Маркс очень любил Роберта Бернса? Я некоторые места читал — буквально ревел. 


Продолжение нашей беседы по приглашению Льва Моисеевича перенеслось из редакции АйКовров в его частный дом. Пока идет диктофонная запись, Лев Моисеевич гостеприимно накрывает на стол: аккуратно расправляет белоснежные салфетки, кофейные чашки и столовые приборы расставляет в идеальной симметрии. Спрашиваю, неужели банкир Гурков и хозяйством занимается?

«Хозяйство мы ведем на паритетных началах с супругой Татьяной Ивановной», - улыбается Лев Моисеевич.

- А дети, внуки есть? 
А как же! У нас есть сын, двое внуков, двое мужичков. Между прочим, с супругой Татьяной Ивановной мы вместе еще с институтских времен.

Лев Моисеевич, вы человек с кристальной репутацией. За всю долгую жизнь и карьеру — ни одного скандала, ни одной сплетни. Как Вам это удается?
- Я не Христос, я нормальный парень (улыбается). Когда мне было 8 лет, началась война. Папы нет, мама сутками в госпитале. Представляешь, появился в деревне чужой пацанёнок, не похожий на других. Приходилось отстаивать себя. Бежать нельзя - научился драться. Тогда все игры сводились к чему? Украсть и пожрать. Потом лет до 30 не мог наесться. Но тогда я научился дорожить дружбой. 

Убежден, что главный капитал, главная ценность в жизни — это дружба, друзья. Мне всегда везло на встречи, знакомства с замечательными людьми. 



- И сейчас собираетесь с друзьями?
- Да, иногда устраиваем «мальчишник». Собираемся по 10-11 человек, можем по-быстрому яичницу приготовить или уху. Мое фирменное блюдо на «мальчишниках» - форель. Разделываю рыбу, бланширую в сухариках и жарю с приправами. Очень быстро, вкусно и натурально. Уху готовлю из головы семги. А еще лучше, чтобы две головы было (улыбается)!

Яндекс.Метрика